Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
       
Фотогалерея
Главная Страницы истории Пульс осажденного города

Пульс осажденного города

27 января 2019

В Российской военной истории значится немало событий, сыгравших выдающуюся роль в судьбе нашей Родины. Блокада Ленинграда является одной из самых трагических и в то же время героических страниц истории. Доблестная оборона Ленинграда, подвиг жителей и защитников города, их мужество и выдержка восхитили весь мир, стали символом несгибаемой воли к победе.

Разрабатывая план нападения на Советский Союз, немецко-фашистские агрессоры одной из ближайших задач ставили захват Ленинграда. Удар в этом направлении был поручен группе немецких армий «Север» под командованием генерал-фельдмаршала фон Лееба. Они должны были уничтожить части Красной армии в Прибалтике, захватить военно-морские базы на Балтийском море и овладеть Ленинградом. Городу на Неве в процессе оккупации Советского Союза отводилась важная роль. В плане Барбаросса прямо указывалось: наступление на Москву можно будет начинать только после захвата Ленинграда. Гитлер настаивал на захвате города, где находились Балтийский флот и единственный завод по производству сверхтяжелых танков.

22 июня враг обрушился на части прикрытия 8-й и 11-й советских армий. Удар был настолько мощным, что вскоре наши войсковые соединения потеряли связь со штабами своих армий. Разрозненные части не смогли остановить войска фашистов, и к исходу первого дня войны соединения вражеской 4-й танковой группы прорвали линию обороны и бросились вперед.

11 июля, когда до Ленинграда оставалось 180-200 км (9-10 дней пути), в город по приказу Правительства СССР прибывает главнокомандующий Северо-западного направления маршал Советского союза К. Е. Ворошилов. Спешно формируются бригады морской пехоты из личного состава кораблей, военно-морских частей и училищ. Более 80 тысяч человек Балтийский флот направляет на сухопутный фронт. В короткий срок комплектуются 10 дивизий народного ополчения, сыгравших большую роль в защите города.

А тем временем на подступах к городу, на заводах и фабриках, на улицах и площадях – всюду шла напряженная работа многих тысяч людей. Горожане и колхозники пригородных районов рыли оборонительный пояс противотанковых рвов, строили доты и дзоты, возводили баррикады, создавали отряды противовоздушной обороны, на заводах и фабриках – отряды по охране, организовывали дежурства в домах, оборудовали медпункты. Люди работали по 12-14 часов в сутки, нередко под дождем, в насквозь промокшей одежде. Для этого требовалась большая физическая выносливость.

На защиту Ленинграда поднялись все его жители. Заявления о вступлении в ряды народного ополчения поступали тысячами. Личный состав ополченческих дивизий был крайне пестрым: молодежь, впервые взявшая в руки винтовки, и люди зрелого возраста, имевшие опыт гражданской войны. На скорую руку добровольцы проходили обучение и спешно направлялись на фронт. В короткий срок Ленинград был превращен в город-крепость.

8 сентября 1941 года вошло в историю как первый день блокады Ленинграда. Именно тогда все сухопутные пути из города были перерезаны, и он оказался в окружении врага. Несмотря на жесточайшие по своему накалу бои на подступах к городу, «с наскока» взять гитлеровцы его не смогли. А потому с 4 сентября начался артиллерийский обстрел Ленинграда, который продолжался фактически всю войну. Днем фашисты обстреливали город из дальнобойных орудий, ночью сбрасывали с самолетов зажигательные и фугасные бомбы.

Ленинград в сентябре стал городом-фронтом. Рвались снаряды у порогов жилищ, обрушивались дома. Но при этом ужасе войны горожане сохраняли верность друг другу, проявляли товарищество и взаимопомощь, заботились о тех, кто лишенный сил, не мог обслужить себя. А главное, они продолжали укреплять город. Многие участки строительства находились в непосредственной близости от противника и подвергались артиллерийскому огню.

С первых дней сентября в Ленинграде вводятся продовольственные карточки. В целях экономии продуктов питания закрываются столовые, рестораны и другие пункты общественного питания. Расход продуктов сверх установленного лимита без специального разрешения Верховного Совета строго запрещался. Скот, имевшийся в государственных хозяйствах, был забит, а мясо сдано на заготовительные пункты для распределения. Фуражное зерно, предназначенное для корма животных, было предложено перевезти на мельницы, перемолоть и использовать в качестве добавки к ржаной муке в хлебопечении. Во избежание потерь из-за всевозможных пожаров муку и другие продовольственные товары развезли по складам в более безопасные места. В условиях блокады самым сложным оказалось снабжение населения и войск продовольствием и водой, боевой техники фронта – горючим, заводов и фабрик – сырьем и топливом.

В ноябре 1941-го Ладога стала понемногу затягиваться льдом. Все ждали морозов. Конный транспорт, машины, тракторы были подготовлены к перевозкам грузов. На лед вышли конные обозы. И когда была проложена по Ладожскому озеру ледовая автомобильная дорога, народ очень точно назвал ее Дорогой жизни. От нее зависело спасение жителей Ленинграда, обеспечение фронта всем необходимым. 22 ноября наступил тот долгожданный день, когда на лед вышли машины. В осажденный город везли продовольствие, а обратно вывозили раненых и детей. У всех была общая болезнь – дистрофия. А к ней прибавилась и цинга. Перед отправкой каждому эвакуируемому выдавали на дорогу хлеб и горячее питание. Как правило, ленинградцев с детьми, ослабленных и престарелых старались перевозить через Ладогу на автобусах, остальных на грузовых автомашинах. Эвакуации подлежали также научные работники, студенты, учащиеся ремесленных училищ, рабочие эвакуируемых заводов и их семьи. Перегружались на станции, днем немного отдыхали и снова в обратный путь. Ледовая дорога сыграла важную роль в эвакуации населения города. Это была очень сложная задача.

Из воспоминаний шофера Ладожской ледовой дороги В. И. Сердюка: «Трудно передать словами чувства, которые мы испытывали, видя исхудалых, посеревших от голода и холода людей. Многие из них с трудом держались на ногах. Особенно тяжелое впечатление оставляли дети по-взрослому серьезные, молчаливые. Мы тщательно укутывали их, стараясь уберечь от лютого холода на озере, вели машину как можно осторожнее, чтобы их не трясло, не швыряло. Мы, шоферы, были по-настоящему счастливы, когда во время таких рейсов нам удавалось проскочить через озеро, не попав под артиллерийский обстрел или бомбежку».

Запасы продовольствия в городе таяли с каждым днем. Постепенно сокращались нормы выдачи продуктов. С 20 ноября по 25 декабря 1941 года они были самыми низкими, ничтожно малыми: рабочие и инженерно-технические работники получали лишь до 250 граммов суррогатного хлеба, а служащие, иждивенцы и дети – всего 125 граммов в день! Муки в этом хлебе почти не было. Его выпекали из мякины, отрубей, целлюлозы. Это было почти единственное питание ленинградцев. Кто имел дома столярный клей, сыромятные ремни – употребляли их в пищу. 24 декабря военный совет фронта решил увеличить паек всем ленинградцам: рабочим на 100 граммов в день, остальным – на 75 граммов. Нелегко было принять такое решение. Малейший затор, сбой в перевозках, и муки бы не хватило. Но и ждать было невозможно. Голод косил людей. Рано утром 25 декабря, кода открылись булочные, горожане, стоявшие в очередях у их дверей, еще не знали о прибавке. Они получили ее неожиданно. Многие женщины и дети плакали от радости. Еще 75 граммов хлеба, в общем-то, крохотный кусочек, который легко сжать в кулаке. В блокадную пору он был бесценен. Он давал людям надежду на спасение от голодной смерти, на то, что их близкие и они сами будут жить.

Блокада принесла ленинградцам и другие тяжелейшие испытания. Зима 1941-1942 годов сковала город лютой стужей. Не было топлива и электроэнергии. Истощенные голодом, обессилевшие и измученные непрерывными бомбежками и обстрелами, ленинградцы жили в неотапливаемых комнатах с заделанными картоном окнами, потому что стекла были выбиты взрывной волной. Тускло светили коптилки. Замерзли водопровод и канализация. За водой для питья приходилось ходить на набережную Невы, с трудом спускаться на лед, брать воду в быстро замерзающих прорубях, а потом под обстрелом доставлять ее домой. Основной «транспорт» жителей города – детские саночки. На них везли скарб из разрушенных домов, мебель для растопки печек-«буржуек», воду из проруби в бидончиках или кастрюльках, тяжелобольных и умерших, завернутых в простыни (дерева на гробы не было). Смерть входила во все дома. Изнуренные люди умирали прямо на улицах.

Невозможно переоценить и трудовую доблесть рабочего класса Ленинграда. На работу ленинградцам приходилось ходить пешком, тяжелее всего было зимой – по занесенным снегом, нерасчищенным улицам. На заводах круглосуточно шла работа по изготовлению снарядов, радиостанций, танков, показавших в боях свое превосходство над немецкими. В тяжелые дни блокады производство снарядов и мин не прекращалось и превышало миллион штук в месяц. Рабочие, квалифицированные и не имеющие никакого профессионального опыта, мужчины и женщины, и даже подростки стояли у станков, упорные и исполнительные. В цехах рвались снаряды, завод бомбили, возникали пожары, но никто не покидал рабочего места. Из ворот завода ежедневно выходили танки «КВ» и направлялись прямо на фронт. Когда ленинградские ученые разработали горючую смесь для поджога вражеских танков, то для изготовления гранат с этой смесью потребовались бутылки. Школьники за одну лишь неделю собрали их более миллиона.

Многие школы были переоборудованы в госпитали. Ученики этих школ обходили близлежащие дома и собирали для госпиталей столовую посуду, книги. Дежурили в госпиталях, читали раненым газеты и книги, писали за них письма домой, помогали врачам и медсестрам, мыли полы и убирали палаты. Чтобы поднять настроение раненых бойцов, выступали перед ними с концертами. Наравне со взрослыми, школьники дежурили на чердаках и крышах домов, гасили зажигательные бомбы и возникшие пожары. Их называли «часовыми ленинградских крыш».

 Юные ленинградцы обходили квартиры и собирали цветной металлолом, необходимый для изготовления патронов и снарядов. Ленинградские заводы получили тонны цветного и черного металла, собранного школьниками.

В помощь нашим чекистам были созданы специальные комсомольско-пионерские группы разведчиков и связистов. Во время воздушных налетов они выслеживали вражеских агентов, которые с помощью ракет показывали немецким летчикам цели для бомбометания.

Во время наступления холодов ленинградцы делились теплыми вещами с солдатами Советской Армии. Девочки постарше вязали варежки, носки и свитера для фронтовиков. Сотни сердечных писем и посылок от школьников с теплыми вещами, мылом, носовыми платками, карандашами, блокнотами получили бойцы.

А в это время враг нагнетал напряжение, страх, стараясь посеять панику, сломить, потрясти слабых, поколебать душу и волю сильных. Враги надеялись, что тяжелые лишения пробудят в ленинградцах низменные, животные инстинкты, заглушат в них все человеческие чувства. Они думали, что голодающие, мерзнущие люди перессорятся между собой из-за куска хлеба, из-за полена дров, перестанут защищать город и, в конце концов, сдадут его. Фашисты сбрасывали с самолетов газету «Правда» на русском языке, в которой были напечатаны дискредитирующие статьи, содержащие наглую ложь, порочащую нашу армию и главнокомандующих. Эта газета ничем не отличалась от настоящей газеты «Правда» ни по формату, ни по шрифту. Фашистские средства массовой информации на весь мир трубили о «прогрессирующем» окружении Ленинграда. Судьба Ленинграда считалась решенной, Гитлер не сомневался, что город падет в самом скором времени. Враг ошибался. А город стоял! Плохо знали они советских людей. Пережившие блокаду и сегодня вспоминают о том, что через какие бы испытания они ни проходили в то время, ко всем относились с глубоким уважением и состраданием, всегда подставляли пусть слабое, но верное плечо друг другу.

В начале апреля 1942 года растаял снег, лед на озере покрылся водой местами на 30-40 сантиметров. Но движение по Дороге жизни не прерывалось. Машины шли, словно катера, поднимая вокруг себя волну. Лишь красные флажки на буях указывали путь отважным шоферам. Ленинград хорошо знал, кому он обязан каждым мешком муки, каждым кулем сахара, каждым ящиком крупы. Это – моряки Ладожской флотилии…

24 апреля, когда начал разрушаться снежный покров, Ладожская ледовая трасса была закрыта. Но дорога не умерла, на место грузовиков и саней стали баржи и катера. Наконец наступила весна 1942 года, которую с таким нетерпением ждали ленинградцы. Но вместе с весной пришли новые заботы. Зимой город не очищался от трупов. Ленинградцам угрожал еще один смертельный враг – эпидемия. На нее очень надеялись фашисты. Крайне необходимо было очистить город. Нелегко было работать голодным, измученным людям. Но и с этой проблемой ленинградцы смогли справиться.

В то лето в Ленинграде каждая полоска земли в парках, скверах, на пустырях была вскопана и засеяна. Изголодавшимся за зиму, больным ленинградцам были крайне необходимы витамины. А дать их, кроме овощей, могли лишь съедобные дикорастущие травы, ягоды и грибы. Школьники собирали их в городских парках и в пригородах, не занятых врагом. 18 июня вступил в строй нефтепровод. Одновременно во Всеволожском и Парголовском районах, ставших, как их называли, блокадной «кочегаркой», развертывалась добыча торфа. Заготовлялись и дрова, использовались все возможности для пополнения топливных ресурсов.

К сентябрю 1942 года промышленность города возобновила выпуск почти всех образцов военной техники, которые она поставляла фронту в первые месяцы войны, и взялась за освоение ряда новых видов продукции. В частности, здесь первыми в стране стали налаживать производство пистолета-пулемета системы Судаева. Осажденный, блокированный, всё еще полуголодный Ленинград, накапливая силы для сокрушения осаждающих его армий, одновременно возвращался к привычной для него роли одного из крупнейших центров оборонной промышленности. С осени началась подготовка к операции «Искра». Час наступления близился, но зима запаздывала, первые машины пошли через Ладогу только в конце декабря.

12 января 1943 года. В 9 утра над лесами, над широкой, крепко скованной льдом Невой, над всем передним краем господствовала тишина. Десятки тысяч наших воинов в полной готовности уже напряженно отсчитывали оставшиеся до атаки минуты, но строжайшая военная тайна не должна была быть нарушена ни единым звуком.

И вот на часах 9.30. Минута, которую все так ждали! Небо над Невой прорезали огненные полосы залпа 14 дивизионов гвардейских минометов – «катюш». Грянула артиллерия: с правого берега Невы около 1900 орудий и крупнокалиберных минометов – по 144 на километр прорыва и 2100 с Волховской стороны – по 160 на километр. А затем – истребители, их бомбовые удары были слышны за десяток километров вокруг. По льду переправлялась артиллерия и шла волна за волной пехота. Но немецкие части оказывали сильное сопротивление. После семидневных упорных боев враг был отброшен от южного берега Ладожского озера на 10 км. 18 января усилиями советских воинов блокада Ленинграда была прорвана. А в ночь на 6 февраля по проложенной в рекордно короткий срок (18 дней) железной дороге Шлиссельбург–Поляны пошли первые поезда. Фашисты еще просматривали с Синявинских высот коридор, пробитый в блокадном кольце, яростно, с остервенением обстреливали буквально каждый шедший по новой дороге поезд, но сухопутная связь осажденного города с Большой землей всё равно уже была восстановлена.

Гитлеровцы знали, что Ленинград готовится пробить блокаду. Они предугадывали, где именно мы дадим генеральный бой. День за днем воздвигали они всё новые оборонительные сооружения на предполагаемом участке прорыва, стягивали сюда свои отборные части, еще и еще насыщали огневыми средствами узлы сопротивления. Но когда и с какими силами мы начнем прорыв – этого гитлеровцы не знали. И ожидавшийся целый год наш удар все-таки оказался для них неожиданным.

Врагу не удалось захватить Ленинград ни с ходу, ни штурмом, ни осадой и измором. Долгих 16 месяцев вражеские войска вели ожесточенную, кровопролитную битву с городом. Город-фронт выстоял. Однако дух самих гитлеровцев в итоге оказался серьезно подорванным. Общая же обстановка на советско-германском фронте оставалась напряженной и не позволяла в то время полностью разгромить немецкие войска под Ленинградом. Немецко-фашистские дивизии продолжали оставаться на своих позициях на значительной протяженности линии фронта. Гитлер и его штаб всё еще надеялись захватить город. И только в середине января 1944 года войска Ленфронта, хорошо подготовленные и оснащенные боевой техникой, под командованием генерала армии Говорова перешли в наступление. В результате тщательно разработанного талантливыми полководцами плана, хорошо организованного взаимодействия войск трех фронтов и Балтийского флота сильнейшая группировка немцев была разгромлена, и Ленинград полностью освободился от блокады. 27 января 1944 года на берегах Невы прогремел торжественный артиллерийский салют, возвестивший о полном освобождении Ленинграда от фашистской блокады.

Годы идут, но прошлого не уносят. Сам город своими мемориалами и памятниками, названиями улиц, площадей, набережных рассказывает нам о былом. Время как будто замерло, а события оделись в гранит и бетон монументов. На въезде в город, рассекая небо, в его южных парадных воротах поднялся четырехгранный обелиск, по сторонам которого застыли бронзовые фигуры героических участников легендарной обороны Ленинграда. Превратилось в 220-километровый зеленый пояс Славы огненное, несжимаемое кольцо блокады. На Невском «пятачке» застыли, подобно бессмертным часовым, в почетном карауле обелиски, стелы, памятные знаки, скульптуры, вознесенные на пьедесталы орудия и боевые машины. Вдоль Дороги жизни от Ленинграда до Ладожского берега выстроились памятные путевые столбы. И вечные огни пылают на Пискаревском и Серафимовском кладбищах. На Пискаревском мемориальном кладбище в братских могилах, согласно энциклопедии Санкт-Петербурга, захоронено около 470 тысяч ленинградцев-блокадников и 50 тысяч военнослужащих. Мужчины, женщины, дети… Они тоже хотели жить, но считали себя не вправе отступить с рубежей и отдать на попрание врагам свой город. Они стояли насмерть в самом точном, буквальном значении этого слова.

Подготовила С. РАКУШИНА

Комментарии (0)

Реклама
Горячая линия
День сердца
Россия против террора
Вуктыл Оптика
Терроризм - угроза обществу!
Сообщи, где торгуют смертью!
Сиротство
Сетоотражающие элементы
Система 112
нет терроризму