Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       
Фотогалерея
Главная Страницы истории История Подвига. Открытый дневник

История Подвига. Открытый дневник

10 августа 2016
История Подвига. Открытый дневник

Уважаемые читатели! Сегодня мы начинаем публикацию первой книги «История Подвига. Открытый дневник», в которой собраны рассказы о людях, которые живут или жили рядом с вами...

Жизнь скоротечна, чего в прекрасные школьные годы не осознаешь. Через это непонимание в свое время проходит каждый, потому что она, твоя жизнь, вся еще впереди – прекрасная и большая. И как-то не задумываешься, что ведь кто-то должен помочь сохранить её именно такой: доброй и без боли утрат.

Вот они ее охраняют и сохраняют – те люди, кто рядом с нами, незаметные в наших повседневных заботах, но чьи поступки мы даже в мирное время называем подвигом. И ценой подвигу, порой, становится их жизнь, отданная взамен наших, сохраненных ими жизней.

Вы когда-нибудь задумывались, а что конкретно есть подвиг? В толковом словаре Ушакова «подвиг» (с ударением на первом слоге) значится как «доблестный героический поступок. Важное по своему значению действие, совершенное в трудных условиях».

 Но, согласитесь, что свершившие это «действие» меньше всего думали о том, что совершают подвиг. Создалась ситуация, в которой они не струсили, не спрятались за спины других, а выполнили свой человеческий и гражданский долг. Потому что в основе любого подвига лежат воспитание и ответственность, человеколюбие и верность присяге, личное мужество и патриотизм. И то самое действие-чувство, о котором писали многие из героев в своих воспоминаниях, заключенное в одну короткую, простую и предельно понятную фразу: если не я, то кто?

Испытываю одновременно не проходящую боль утраты и чувство гордости за наших современников, о которых язык не поворачивается сказать, что они были. Нет, память о них на самом деле вечна. Как, например, никогда не сотрутся слова, оставленные на стене разрушенной школы в Беслане не чьей-то рукой, а благодарным сердцем: «АЛЬФА, ВЫМПЕЛ, спасибо за то, что вы спасали наших детей».

Другой борьбы против терроризма, как борьба не на жизнь, а на смерть, не бывает. Именно он – самая страшная болезнь нашего времени. Болезнь, которую не победить никаким лекарством, кроме как человеческим фактором. Ведь если вдуматься, то люди всей планеты Земля – заложники этой самой битвы. Вот почему так необходимо всем нам объединиться против зла, у которого нет лица и нет национальности. Как нет и будущего. Потому что оно разрушает, а не созидает, стремясь посеять в нас страх и ввергнуть страны в хаос. У этого зла нет религии, как нет и не может быть духовной опоры, потому что ни в одном священном писании не найдете призыва – пойди и убей ближнего своего. Наоборот: жизнь каждого человека – богатого и бедного, умного и глупого, ребенка и взрослого – священна. В воспоминаниях людей, переживших террористические нападения, встречаются пронзительные строки. Вот что писал учитель из Дагестана: «Они назначают и берут за нас цену, как за отдельную голову, так и за всех сразу. Не верьте в их великомученическую идею, они убивают за деньги. Не важно кого: своих соплеменников или чужих, стариков или детей, женщин или мужчин. Они прокляты своим Богом. Их души мертвы. В сердце не должно быть к ним жалости. Нельзя жалеть бешеную крысу. Её нужно давить»…

БУДЕМ ЗНАКОМЫ

Привет всем! Меня зовут Вениамин Соколов. Можно просто Веня или даже Венька, я не обижусь. Но не советую называть меня Веником. Сначала предупреждаю, затем – в глаз.

Закончил седьмой класс. Не скажу, что хорошо, но в общем-то нормально, с единственной тройкой по алгебре. Из внешкольной программы страсть у меня одна – журналистика. Два года назад выиграл по своему возрасту городской литературный конкурс с темой «О чём я мечтаю». А мечтал я всего-то о мире. О всеобщем мире. Без войн, взрывов и разного-всякого уголовного элемента. У моего приятеля Сани Ратова отца бандиты убили, он офицером был, и я помню состояние Саньки, когда тот узнал.

После того, как мне вручили диплом за победу в конкурсе, подошел очкастый парень и спросил, не хочу ли в свободное от школы время поработать в общегородской газете «Ученик». Я даже не слыхал о такой. Но оказалось, что есть, её студенты факультета журналистики придумали и организовали. Но пишут в газету только школьники. А студенты – как учителя-наставники. Да-да, никаких взрослых. Только мы. Выпускаемся раз в две недели в университетской типографии. Тираж почти три тысячи штук, сами по школам развозим. Я согласился. Интересно было попробовать. Сейчас у меня своя колонка на первой полосе. Пишу обо всем интересном, что найду и увижу. Наверное, неплохо получается, если стал звездой местного масштаба – это я шучу. Но без всяких шуток – наш главный редактор, тот самый очкарик Паша Осмолов делегировал меня на месяц сюда, в Анапу, в оздоровительный лагерь на берегу Черного моря в качестве специального корреспондента. Заодно чтобы отдохнул, в море покупался. Сказал, что это награда за ударный труд. И добавил, что попаду в компанию уникальных ребят, каждый гений в своей области, их со всей России собирали.

Их – то есть нас. Причем, мы почти одногодки, а так всегда проще общаться. Кира Ломова – из Смоленска, вместе с отцом вывела какой-то фантастический сорт груш. Женька Яковлев из Ульяновска компьютерную игру придумал. Миша Волков тоже что-то такое изобрел, я пока до конца не разобрался, но это что-то местный радиозавод уже внедрил в свое производство, и Мишке выдали патент рационализатора и денежную премию. Рыжий – фамилия у него такая, а зовут Васей, вообще клоун, самый настоящий. В семейной акробатической труппе выступает. Недавно они вернулись из Монте-Карло с «Серебряным Клоуном» – высшей наградой международного конкурса. Иса Гареев из Махачкалы – чемпион мира среди юношей по вольной борьбе. Розалинда Валеева – для всех просто Роза – из Казани знает шесть иностранных языков, экстерном закончила школу с золотой медалью и сейчас учится на первом курсе университета… Всего нас пятнадцать душ. Семь женского пола и восемь мужского. Каждый, конечно, со своими тараканами, но ребята все классные. За это ручаюсь. Ну, а я, выходит, летописец нашего дружного коллектива. Что-то записываю на диктофон, что-то в блокнот. Вечерами, когда ребята спят, восстанавливаю события прожитого дня, чтобы ничего не забыть. Как-то за этим занятием застал дежурный воспитатель. Могу его понять: час ночи, в комнате отдыха горит свет и какой-то ненормальный оздоровляющийся строчит что-то на ноутбуке. Непорядок. Но я дал ему почитать, он проникся и, уходя, сочувственно сказал: «Да, ребятки, нет у вас детства, какое было в наше время. Какие-то вы все непонятные. Даже не знаю, хорошо это или плохо».

Я тоже не знаю.

Здесь добавлю: меня меньше всего заботят философские прибабахи о жизни, и уж тем более о нашем несостоявшемся детстве. Я пишу о том, что меня окружает. Но когда слышу про «детский взгляд», то на память приходит язвительная фраза Стаса Бочкарева, моего коллеги по «Ученику»: «Если устами младенца глаголет истина, то им бы – тем, кто себя взрослыми считают – почаще прислушаться к нам, а не ставить в угол».

Самое сильное впечатление от месяца, проведенного в Анапе, – и это не только мое мнение, а всех наших – знакомство с замечательными ребятами из Питера: Илонкой и Виталиком, а так же их отцом Александром Ивановичем Капустиным. Стоп, чуть забегаю вперед. Надо как раз обо всем по порядку, иначе будет непонятно. Поэтому обращаюсь к дневнику, который тогда вел, а сейчас вот сижу и литературно обрабатываю.

ПОПОЛНЕНИЕ ИЗ ПИТЕРА

После завтрака Гера Рябов, студент-математик 22-х лет от роду из славного города Краснодара, призванный администрацией быть у нас типа вожатого-воспитателя, сказал, что сегодня должны подъехать еще двое ребят из Санкт-Петербурга. Кто такие и чем занимаются, он пока не знает, но со слов начальника лагеря, они во всех отрядах – и среди нас тоже – будут проводить открытые уроки. Мы, честно говоря, прикололись от подобной инфы: что они за гении такие, если уже заранее приехали лекции читать?

Сидим в беседке, дурачимся, готовимся на пляж. Приходит Рябов в сопровождении парня и девчонки где-то нашего возраста, одетых в брюки и курточки цвета хаки, в белых рубашках, в синих галстуках и синих пилотках. Ничего видок. Только военизированный немного. Рябов говорит:

– Так, знакомьтесь, Илона и Виталий Капустины из Санкт-Петербурга, учатся в восьмом классе. Вместе с их отцом Александром Ивановичем Капустиным, майором запаса, кстати, имеющим боевые награды, серьезно занимаются историей подвига в мирное время. Проведут беседы на эту тему в вашем отряде и других. Александр Иванович тоже приехал, так что будет осуществлять общее руководство процессом.

– Вам говорили, что вы на одно лицо? – спросил новеньких Рыжий.

– К тому же еще и двойняшки, – улыбнулась Илона. – Виталий старше меня на семь минут.

– А папаня где награды отхватил? – не унимался Рыжий.

– Ты поаккуратнее со словами, – за-звенел металлом голос Виталия.

– Чего-то не так? – деланно удивился Рыжий. – И к чему мы такие агрессивные?

– Виталь, не надо, – попросила Илона брата. – Он же без зла.

И обернувшись к потомственному клоуну, объяснила, как полному недоумку: – В антитеррористических операциях, после чего по ранению был вынужден уйти из армии. Сейчас пишет книги, работает в архивах. Мы ему помогаем, свою летопись подвига ведем, сотрудничаем с историко-патриотическими клубами из других городов, в школах Питера ребятам на эту тему рассказываем – ведь многие совсем ничего не знают…

– …Будто на Марсе живут, а не на Земле, – жестко закончил Виталий.

– И я, пожалуй, один из них, – согласился Рыжий. – Тяжелый случай.

– Я, наверное, тоже, – добавила Валеева.

– Хорош голову пеплом посыпать, – подытожил первое впечатление от знакомства Мишка Волков. – Вас, как понимаю, с нами тусоваться определили, так что предлагаю забить на расписание, по нему в других отрядах лекции читать будете, а с нами разговоры – по мере возникновения вопросов. Кто «за»? Единогласно. Рвем на пляж, по дороге и начнем.

– Волков, как у тебя просто получается: рвем, единогласно, вопросы по дороге.., – вмешался в разговор вожатый-воспитатель Гера Рябов. – А ведь у нас, ко всему прочему, план мероприятий имеется, подписанный начальником лагеря, и данная тема – лишь его составная часть.

– Дорогой Герман Вольфович, будьте проще, и народ к вам потянется, да что там – уже тянется, но никак дотянуться не может, – забалагурил Рыжий, заставив улыбнуться Рябова, и мы пошли на пляж, а вновь прибывшие – в приморский корпус, где наше подразделение располагалось в двух огромных комнатах на первом этаже: мальчиковой и девчоночьей. Питерцы обещали через несколько минут присоединиться. Нормальный расклад: мы пока что вопросики для них набросаем.

ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

Всё, как по графику: минут через пять ребята нарисовались на пляже уже в нормальном черноморском прикиде – шортах, майках, бейсболках и шлепках на босу ногу.

– Где форма? – строго спросил неугомонный Рыжий.

– Вась, не смешно, – будущий кинолог Ленка Орлова, кстати, уже передавшая пограничникам двух восточно-европейских овчарок, дернула клоуна за рукав футболки.

– Понимаешь, – обернулась Илонка к Рыжему, – форма обязывает. Мы раньше об этом не знали. Но папа настоял, чтобы попробовали. Сами с Виталиком её и придумали. Когда с людьми встречаемся, материал собираем в библиотеках и архивах, то такое чувство, что ты как бы при исполнении и что это не игрушки, а необходимая и очень ответственная работа. Понятно объяснила?

– Однозначно, – весомо оценила ее монолог Орлова. – Так над чем трудитесь?

– Вопросы, связанные с антитеррористической тематикой, – по-взрослому объяснил Виталик. – Если конкретнее, то военный подвиг в мирное время.

Остальные ребята начали потихоньку тоже стягиваться под навес. Солнце жгло немилосердно. Уже по разу обгорев, мы теперь дружно и глянцево блестели какой-то пахучей мазью, которую раздобыл Гера Рябов, и, пока она регенерировала наш подкопченный кожный покров, при фразе «пойдем, позагораем» интеллигентно просили не издеваться над больными людьми.

Реклама
Горячая линия
День сердца
Россия против террора
Вуктыл Оптика
Терроризм - угроза обществу!
Сообщи, где торгуют смертью!
Сиротство
Сетоотражающие элементы
Система 112
нет терроризму